.RU

Рассказчик, ребе, еврей


ГЕОРГИЙ ТИНСКОЙ


«ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ СОЛОМОНА»


театральная версия по повести А. Куприна «Суламифь»

в 2-х действиях

- 2 -


ПЕРСОНАЖИ:


Рассказчик, ребе, еврей.

Соломон, царь, средних лет.

Суламифь, девушка из виноградника, совсем юная.

Хор: семь актеров, ведущих все действие; они же исполнители всех ролей, кроме трех.

Танцор.

Танцовщица.


Сценическое пространство — это сюжеты библейских времен, времен процветания Иудеи и Израиля, времен царствования царя Соломона. В центре площадка (помост, подиум, беседка), перевитая виноградной лозой с листьями и плодами или без таковых. Для быстрой смены места действия площадка может быть оснащена роликами и легко трансформирующимися занавесками. Впрочем, это лишь видение автора инсценировки. На все воля режиссера и художника — авторов будущего спектакля. Музыкальный ряд может быть исторически достоверен. Но где найти музыку тех времен?! Скорее всего это оригинальная музыкальная версия, где возможно соединение ветхозаветности и современного звучания. Допускаются технические средства: экраны, микрофоны и т. д., и т. п. Очень важное место в этой инсценировке будет иметь пластическое решение. Хореография должна подкреплять драматические сцены, авторские отступления, диалоги. Особенно, в эротические моменты действия. По жанру это, скорее всего, литературный театр, театр поэзии. А это означает слово, образ и фантазия...

Актеры в неких нейтральных хитонах, вписаны в сценическое пространство. Они словно семь свечей ханукальной меноры. Это древний ХОР, помогающий и руководящий всем происходящим. Они же легко превращаются в исполнителей ролей по ходу сюжета.

Музыка. Появляется РАССКАЗЧИК вполне современном костюме; на голове — кипа, на плечах - «тамид гадоль», накидка бело-голубого цвета. Видно, что это еврей. Но кто лучше расскажет о древней легенде своего народа?

^ Действие первое.

картина первая


РАССКАЗЧИК: «Слушайте, дети мои, наставление отца и внимайте, чтобы поучиться разуму...» Царь Соломон не достиг еще среднего возраста — сорока пяти лет,- а слава о его мудрости и красоте, о великолепии его жизни и пышности его двора распространилась далеко за пределами Палестины.


^ I АКТЕР: Чего бы глаза царя не пожелали, он не отказывал им и не возбранял сердцу своему никакого веселья.


II АКТЕР: Семьсот жен было у царя и триста наложниц, не считая рабынь и танцовщиц. И всех их очаровывал своей любовью Соломон, потому что Бог дал ему такую неиссякаемую силу страсти, какой не было у людей обыкновенных.


^ III АКТЕР: Он любил белолицых, черноглазых, красногубых хеттеянок за их яркую, но мгновенную красоту; смуглых, высоких, пламенных филистимлянок, сложенных без упрека; образованных, веселых и остроумных дочерей Сидона, умевших хорошо петь и танцевать; желтокожих египтянок, неутомимых в любви и безумных в ревности; сладострастных вавилоянок, у которых все тело под одеждой было гладко, как мрамор; молчаливых, застенчивых моавитянок, у которых роскошные груди были прохладны в самые жаркие летние ночи; хрупких голубоглазых женщин с льняными волосами и нежным запахом кожи, которых привозили с Севера. Кроме того любил царь дочерей Иудеи и Израиля.


IV АКТЕР: Также разделял он ложе с Балкис-Македа, царицей Савской, превзошедшей всех женщин в мире красотой, мудростью, богатством и разнообразием искусства в страсти; и с Ависагой — сунамитянкой, согревшей старость царя Давида, с этой ласковой и тихой красавицей...


V АКТЕР: Одно имя царя Соломона, произнесенное вслух, волновало сердца женщин, как аромат пролитого мирра, напоминающий о ночах любви...


VI АКТЕР: И так была велика власть души Соломона, что повиновались ей даже животные: львы и тигры ползали у ног царя и лизали его руки своим жесткими языками, когда он входил в помещение.


^ VII АКТЕР: «За то, что ты не просил себе долгой жизни, не просил себе богатства, не просил себе душ врагов, не просил мудрости, то вот я делаю по слову твоему. Вот я даю тебе сердце мудрое и разумное, так что подобного тебе не было прежде тебя, а после тебя не восстанет подобный тебе».


РАССКАЗЧИК: Так сказал Соломону Бог, и по слову его познал царь составление мира и действий стихий; постиг начало, конец и середину времени; проник в тайну вечного волнообразного и кругового возвращения событий. Знал он также естества всех животных и угадывал чувства зверей, понимал происхождение и направления ветров, различал различные свойства растений и силу целебных трав.


^ VII АКТЕР: Помыслы в сердце человеческом — глубокая вода, но и их умел вычерпнуть мудрый царь. И потому со всех концов Палестины приходило к нему множество людей, прося суда, совета, разрешения спора...И дивились люди глубине и тонкости ответов Соломоновых.


VI АКТЕР: И была мудрость Соломона выше мудрости всех сынов Востока и всей мудрости египтян. Но уже начинал он тяготиться красотой обыкновенной человеческой мудрости, и не имела она в глазах его прежней цены.


V АКТЕР: Беспокойным и пытливым умом жаждал он той высшей мудрости, которую Господь имел на своем пути.


IV АКТЕР: И не находил ее Соломон. И увидел он в своих исканиях, что участь сынов человеческих и участь животных одна: как те умирают, так и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом.


^ III АКТЕР: И понял царь, что во многой мудрости много печали, и кто умножает познание — умножает скорбь.


II АКТЕР: Узнал он также, что и при смехе болит сердце и концом радости бывает печаль.


I АКТЕР: «Все суета сует и томление духа», — так говорит Екклизиаст.


РАССКАЗЧИК: Но и тогда не знал еще царь, что скоро пошлет ему Бог такую нежную и пламенную, преданную и прекрасную любовь, которая одна дороже богатства, славы и мудрости; которая дороже самой жизни, потому что даже жизнею она не дорожит и не боится смерти...


Во все время этого пролога, под различные музыкальные ритмы, семь актеров обустраивают место действия: работают с площадкой, с занавесками, растягивают виноградную лозу, развешивают плоды и листья, расставляют необходимый реквизит и т. д. И вот перед зрителем виноградник.

картина вторая


Нежная мелодия. Девушка в легком голубом платье среди виноградника поет.


СУЛАМИФЬ:Он, как яблоня между диких деревьев,

Самый сильный средь прочих кореньев.

Ягодой зрелой меня освежите,

Яблоком сладким меня подкрепите...

Я полна ожиданьем, полна.

Я больна, я любовью больна.

Прохладою дохнул, наконец-то, день.

Исчезает прочь ненавистная тень.

Зима миновала, приходит весна.

Земля расцветает и всем не до сна.

Птицы поют, голос горлицы слышен,

Наливаются соком красные вишни.

Лоза виноградника благоухает.

Запахом нежным она призывает:

«Встань, моя милая, выйди! Я жду.»

К милому выйду и в сад я приду.

Мой милый блуждает и ждет между лилий.

И нет никого в этом мире счастливей.

Вот он пришел навстречу наш день,

Ушла навсегда ненавистная тень.

Утро любви — божественный дар,

В сердце моем разгорелся пожао.

Мой юный олень ко мне поспеши,

Любовью своей огонь потуши.


Тайно всю песню слушает ^ СОЛОМОН. Замолкает песня. Обрывает мелодию голос.


СОЛОМОН: Девушка, покажи мне твое лицо! (СУЛАМИФЬ оборачивается, вскрикивает. На ней легкое платье, которое облепляет ее вокруг тела и между ног. И он видит ее под одеждой, как нагую, в сильном расцвете тринадцати лет.) Потому что голос твой сладок и лицо твое должно быть приятно!


СУЛАМИФЬ: Я не заметила тебя! Откуда ты пришел?


СОЛОМОН: Ты пела о своем милом. Он легок, как молодой горный олень. Ведь он очень красив, твой милый, не правда ли?


СУЛАМИФЬ(смеясь): У меня нет милого. Это только песня. У меня еще не было милого...


СОЛОМОН: Я не верю тебе. Ты так прекрасна...

СУЛАМИФЬ: Ты смеешься надо мной. Посмотри, как я черна... Братья мои рассердились на меня и поставили стеречь виноградник, и вот, погляди, как опалило меня солнце.


СОЛОМОН: О, нет! Солнце сделало тебя еще красивее, прекрасная из женщин. Вот ты засмеялась, и зубы твои, как белые двойни-ягнята. Щеки твои — точно половинки граната под кудрями твоим. Губы твои алы — наслажденье смотреть на них. А волосы твои...Знаешь, на что похожи твои волосы? Видела ли ты,как с Галаада вечером спускается овечье стадо? Оно покрывает всю гору, с вершины до подножья, и от света зари и от пыли кажется таким же красивым и волнистым, как твои кудри. Глаза твои глубоки, как озера. О, как ты красива! Шея твоя пряма и стройна, как башня Давидова...


СУЛАМИФЬ (повторяя в упоении): Как башня Давидова!


СОЛОМОН: Да, да, да!..Тысячи щитов висят на башне Давида и все это щиты побежденных военноначальников. Вот и мой щит вешаю я на твою башню...


СУЛАМИФЬ: Говори, говори еще...


СОЛОМОН: Когда ты обернулась ко мне на мой зов, и подул ветер, то я увидел под одеждой оба сосца твои и подумал: вот две маленькие серны, которые несутся между лилиями. Стан твой похож на пальму и груди твои на гроздья виноградные...( ДЕВУШКА краснеет, закрывает грудь локтями.) И бедра твои я увидел. Они стройны, как драгоценная ваза — изделие искусного художника. Отними же твои руки, девушка. Покажи мне лицо твое.


СУЛАМИФЬ (опуская руки): Скажи мне, кто ты? Я никогда не видела подобного тебе.


СОЛОМОН: Я пастух, моя красавица. Я пасу чудесные стада белых ягнят на горах, где зеленая трава пестреет нарцисами. Не придешь ли ты ко мне, на мое пастбище?


СУЛАМИФЬ: Неужели ты думаешь, что я поверю этому? Лицо твое не огрубело от ветра и не обожжено солнцем, и руки твои белы. Ты пришел оттуда, из-за стены... Ты, наверное, один из людей, близких царю? Мне, кажется, что я видела тебя в день великого праздника; мне даже помнится — я бежала за колесницей.


СОЛОМОН: Ты угадала. От тебя трудно скрыться. И правда, зачем тебе быть скиталицей возле стад. Да, я один из царской свиты, я- главный повар царя. И ты видела меня, когда я ехал в колеснице в день праздника Пасхи. Подойди ближе, расскажи мне что-нибудь о себе. Скажи мне твое имя!


СУЛАМИФЬ: Суламифь.


СОЛОМОН: Су-ла-мифь! За что же на тебя рассердились твои братья?


СУЛАМИФЬ: Мне стыдно говорить об этом...Они выручили деньги от продажи вина и послали меня в город, купить хлеба и сыра. А я...


СОЛОМОН: Потеряла деньги?

СУЛАМИФЬ: Хуже...Кроме хлеба и сыра, я купила еще немного, совсем немного розового масла...у египтян в старом городе.


СОЛОМОН: И ты это скрыла от них?


СУЛАМИФЬ: Да, но розовое масло так хорошо пахнет!


( ОН и ОНА уже совсем рядом. ОН берет ЕЕ за руку, гладит ЕЕ.)


СОЛОМОН: Тебе, верно, скучно одной в винограднике?


СУЛАМИФЬ: Нет, я работаю, пою...В полдень мне приносят поесть, а вечером меня сменяет один из братьев. Иногда я рою корни мандрагоры. У нас их покупают халдейские купцы... Скажи, правда ли, что мандрагора помогает в любви?


СОЛОМОН: Нет, Суламифь. В любви помогает только любовь! У тебя есть отец, мать?


СУЛАМИФЬ: Одна мать. Отец умер два года назад. Братья — старше меня — они от первого брака, а от второго — только я и сестра.


СОЛОМОН: Твоя сестра также красива, как ты?


СУЛАМИФЬ: Она еще мала. Ей только девять лет.


СОЛОМОН(обнимая СУЛАМИФЬ,привлекая ее к себе,говорит на ухо): Девять лет...Значит, у нее еще нет такой груди, как у тебя? Такой гордой, такой горячей груди? Теплота твоей одежды благоухает лучше, чем мирра. И когда ты дышишь, я слышу запах от ноздрей твоих, как от яблоков. Возлюбленная моя, ты пленила сердце мое взглядом твоих очей, одной жилкой на твоей шее...


СУЛАМИФЬ: Не гляди на меня! Слова твои волнуют меня...


( Музыка. На площадке в центре танцоры. Они начинают движения. ОН и ОНА по разные стороны сцены. Танец может не совпадать с текстом, но сюжет его понятен из диалога влюбленных.)


СУЛАМИФЬ: Что ты делаешь со мной! Что ты делаешь со мной!


СОЛОМОН: Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста. Мед и молоко под языком твоим...Иди, скорее, иди ко мне!


СУЛАМИФЬ: Нет, нет, оставь меня. Я не хочу, я не могу...


СОЛОМОН: Суламифь, ты хочешь, ты хочешь...Ты хочешь! Иди ко мне, моя Суламифь! Иди, возлюбленная моя! Иди ко мне!


( Но танец внезапно обрывается. Что-то или кто-то помешало развитию первой встречи.)


СУЛАМИФЬ (пытаясь убежать): Кто-то идет!


СОЛОМОН: Подожди, Суламифь. Скажи, где ты живешь? Сегодня ночью я приду к тебе.


СУЛАМИФЬ: Нет, нет, нет...Пусти меня. Я не скажу тебе это. Пусти меня. Я не скажу.


СОЛОМОН: Я не пущу тебя, пока ты не скажешь. Я хочу тебя...


СУЛАМИФЬ: Хорошо, я скажу. Но сначала обещай мне не приходить этой ночью...Не приходи и в последующую ночь...и в следующую за той...Не тревожь возлюбленную, пока она этого не захочет!


СОЛОМОН: Да. Я обещаю...Где же твой дом, Суламифь?


СУЛАМИФЬ: Если пройдешь через Кедрон по мосту выше Силоама, ты увидишь дом около источника. Там нет других домов.


СОЛОМОН: А где твое окно, Суламифь?


СУЛАМИФЬ: Зачем тебе это знать, милый? Нет, не целуй меня...Нет...Милый...Целуй меня еще...еще..Окно на южной стороне. О, как ты прекрасен, мой возлюбленный!


СОЛОМОН: Я приду к тебе этой ночью. Это так будет, так будет. Я хочу этого. Не бойся, верь мне. Я дам тебе радость, рядом с которой на земле все ничтожно. А теперь, прощай. Меня зовут. Прощай!..


СУЛАМИФЬ: Не уходи! Ты не назвал мне свое имя. Скажи мне его...


СОЛОМОН: У меня одно имя с царем. Меня зовут Соломон. Прощай. Я люблю тебя!


Музыка. СОЛОМОН уходит. СУЛАМИФЬ скрывают занавески. АКТЕРЫ изменили место действия. Теперь это дворец, покои ЦАРЯ. На троне СОЛОМОН. АКТЕРЫ становятся окружением царя, просителями, участниками соломонова суда.


картина третья


СОЛОМОН(один во дворце):

Я царь и сын Царя! Я — Соломон!

Моя держава Иудея!

Мне все покорны здесь: от хетта до халдея.

Я царь и сын Царя! Я — Соломон!

Отец столицу мне оставил — град Давида!

Прекрасный, чудный, древний град.

Подарок сей превыше всех наград.

Так отчего тоска меня съедает и обида?..

Столица — что, коль нет в ней Храма?

Каким закончить царствие венцом?

Я должен строить Храм, завещанный отцом!

И мне помогут мастера Великого Хирама.

И я построил Храм! Чудесный, славный Храм.

Я клятву выполнил отцовского завета!

Здесь встанет навека Ковчег завета!

Теперь есть Дом, куда сходиться нам.

Я мудр и справедлив! И из народа люди

Ко мне приходят с тяжбами своими.

И я сужу. Решеньями моими

Доволен каждый пусть сегодня будет.

В любви я бог! И сотни жен,

Служанок и наложниц страстных

Перевидал из стран далеких и прекрасных.

Я красотою неземною окружен.

Мои суда плывут во все края.

Мои стада тучнеют год от года.

Я мир принес еврейскому народу.

И этим тоже славен Соломон. И это я!

Вчера почувствовал я сладкую тревогу.

Любовь открыла для меня добро.

И что-то колет мне под пятое ребро...

Я за советом обращаюсь к Богу.


РАССКАЗЧИК: Светел и радостен был Соломон в этот день, когда сидел на троне и творил суд над людьми, приходившими к нему...


(Перед судом Соломона трое: Ахиор, Захария, жена Ахиора.)


АХИОР: Я, Ахиор, гранильщик. Я нашел драгоценный камень, обделал его и попросил своего друга Захарию отдать этот камень моей жене. Когда я возвратился домой, первое, что я спросил у нее — это о камне.


ЖЕНА: Я клятвенно ответила, что никакого камня не получала.


ЗАХАРИЙ: Ложь! Я передал камень по назначению. У меня есть свидетели, которые готовы подтвердить, что они видели, как я передал камень этой женщине.


( СВИДЕТЕЛИ выходят вперед.)


СОЛОМОН: Возьмите четыре куска глины. Пусть каждый вылепит из нее ту форму, которая напоминала бы форму камня. Отведите их всех в отдельные покои и заприте каждого отдельно.


РАССКАЗЧИК: Через некоторое время слепки были готовы. Но один из свидетелей сделал свой слепок в виде лошадиной головы; другой — в виде овечьей головы, и только у Ахиора и Захария слепки были одинаковы, похожие формой на женскую грудь.


СОЛОМОН: Теперь и для слепого ясно, что свидетели подкуплены Захарием. Итак, пусть Захарий возвратит камень Ахиору. Возврати камень и уплати ему тридцать гражданских сиклей судебных издержек и отдай еще десять сиклей на храм. Свидетели же пусть заплатят по пяти сиклей в казну за ложные показания.


ПЕРВАЯ БЛУДНИЦА(бросаясь в ноги царя): О, господин мой! Я и вот она живем в одном доме: и при ней я родила ребенка, а на третий день после рождения моего дитя, и она тоже родила. Никого постороннего с нами в доме не было. Только мы двое были в доме. Случилось несчастье: сын этой женщины умер ночью, потому что она заспала его. И этой же ночью, когда я крепко спала, она взяла моего сына от меня и положила его к своей груди, а своего мертвого подложила к моей. Утром я встала, чтобы покормить ребеночка и увидела, что он мертвый. Когда я всмотрелась в него, я поняла, что это не мой сын, которого родила я.


ВТОРАЯ БЛУДНИЦА: Нет! Мой сын живой! А твой — мертвый!


ПЕРВАЯ БЛУДНИЦА: Нет, твой сын мертвый, а мой — живой!


СОЛОМОН: Прекратите! Остановитесь! Пусть принесут мой меч и пусть рассекут им живое дитя надвое, и отдайте половину одной и половину другой.


ПЕРВАЯ БЛУДНИЦА: Господин мой! Не надо этого делать! Я согласна: отдайте эй живого ребенка, только не убивайте!


ВТОРАЯ БЛУДНИЦА: Нет, рубите! Пусть будет ни мне, ни тебе!


СОЛОМОН: Вот мое решение: отдайте этой...(Показывает на ПЕРВУЮ.) живое дитя. Она — его мать.


РАССКАЗЧИК: И услышал весь Израиль, как рассудил царь, и увидел, что мудрость Божья в нем.


СОВЕТНИК: Царь, три дня тому назад к тебе обратились двое сыновей. Их отец, умирая, сказал, что оставляет все свое имущество достойнейшему. Но ни один из них не согласился признать себя худшим.


СОЛОМОН: Я приказал поставить у дерева труп отца. Они оба охотники — лучники. Интересно было узнать, кто из них метче попадет стрелой в грудь мертвого отца.


( Рассказ СОВЕТНИКА сопровождается пантомимой стрельбы из лука.)


СОВЕТНИК: Я исполнил все, что ты приказал, царь. Я дал братьям луки и стрелы. Старший стрелял первым, на расстоянии ста двадцати локтей он попал как раз в то место, где билось сердце у живого отца.


СОЛОМОН: Прекрасный выстрел. А младший?


СОВЕТНИК: Младший опустил лук к ногам и сказал, заплакав: «Нет, я не могу сделать этого. Не буду стрелять в труп отца моего».


СОЛОМОН: Так пусть ему и принадлежит имение его отца. Он оказался достойнейшим сыном. Старший же может поступить в число моих телохранителей. Мне нужны такие сильные и жадные люди, с легкою рукою, верным глазом и с сердцем, обросшим шерстью.


ВДОВА: Я прошу правосудия, царь! На последние два динария, которые у меня оставались, я купила муки, насыпала ее вот в эту глиняную чашу и понесла домой. Но вдруг поднялся сильный ветер и развеял мою муку. О, мудрый царь, кто возвратит мне этот убыток! Мне теперь нечем накормить моих детей.


СОЛОМОН: Когда это было?


ВДОВА: Сегодня утром, на заре.


СОЛОМОН: Купцы, чьи товары должны были отправиться на кораблях в Финикию, молили ли вы Бога или богов о попутном ветре для ваших кораблей?

I КУПЕЦ: Да, царь! Это так. И богу были угодны наши жертвы, потому он послал нам добрый ветер.


СОЛОМОН: Я радуюсь за вас. Но тот же ветер развеял у бедной женщины муку. Не находите ли вы справедливым, что вам нужно вознаградить ее?


II КУПЕЦ: Мы наполним ее чашу серебряной монетой, добрейший царь!


ВДОВА: Благодарю тебя, мудрейший!..


СОЛОМОН: Подожди, это еще не все. Сегодняшний уиренний ветер дал и мне радость, которой я не ожидал. К дару купцов я прибавляю и свой царский дар. Положите сверху денег купцов столько золотых монет, чтобы вовсе не было видно под ними серебра!


РАССКАЗЧИК: Никого не хотел Соломон видеть в этот день несчастным. Он раздал столько наград и подарков, сколько не раздавал иногда в целый год и простил он многих и никого жестоко не наказал.


картина четвертая


Музыка. Дворец превращается в дом СУЛАМИФЬ.


СУЛАМИФЬ(одна): Что если он не придет сегодня? Я просила его, и вдруг он послушался меня? Заклиная вас, дочери иерусалимские, сернами и полевыми лилиями: не будите любви, доколе она не придет... Но вот любовь посетила меня. Приди скорей, мой возлюбленный! Невеста ждет тебя. Будь быстр, как молодой олень...


(Музыка. Девушка засыпает. Словно в сновидении появляется СОЛОМОН. Действие нереальное. Песня. Пантомима.)


СОЛОМОН: Отвори, моя милая, дверь мне открой!

Голубка моя, потерял я покой!

Ты — нетронутый плод, что соком сочит,

Светлячок, что сияет и манит в ночи...

Отвори, моя милая, дверь отвори!

Первый отблеск, ты мой, новой зари.

Мои кудри в росе, утро скоро придет,

Время пенья настало, Любимый твой ждет!


СУЛАМИФЬ: Я сняла одежды — снова не надеть,

Чтобы мог мой милый на меня глядеть.

Только первый шаг я сделать не могу.

От тебя, мой милый, я не убегу.

Я ждала, любимый, долго, до утра.

Но сейчас мешает спящая сестра.

Я хочу, желаю, мечтаю рядом быть.

Как же нам сестренку вдруг не разбудить.

( СУЛАМИФЬ просыпается. Утро.)


СУЛАМИФЬ: Возлюбленный мой! Царь жизни моей! Вот я здесь. Я жду тебя. Вернись! (Но никто не отзывается.) Побегу же я по дороге. Догоню, догоню моего милого. Пойду по городу, по улицам, по площадям, буду искать того, кого любит душа моя. О, если б ты был моим братом, сосавшим грудь матери моей! Я встретила бы тебя на улице и целовала бы тебя, и никто не осудил бы меня. Я взяла бы тебя за руку и привела бы в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя соком граната. Заклинаю вас, дочери иерусалимские: если встретите моего возлюбленного, скажите ему, что я больна любовью!


(ДЕВУШКА, говоря сама с собой, бежит по дороге. Навстречу ей двое . Это — СТОРОЖА.)


ПЕРВЫЙ: Подожди, подожди, красавица! Куда так скоро? Ты провела тайком ночь в постели у своего любезного и еще тепла от его объятий, а мы продрогли от ночной сырости. Будет справедливо, если ты немного посидишь с нами.


ВТОРОЙ: И правда. Чем возлюбленный твой лучше других мужчин, милая девушка? Закрой глаза, и ты не отличишь меня от него. Я даже лучше, потому что, наверное, поопытней его.


( Сцена попытки насилия. Борьба. СУЛАМИФЬ вырывается, бежит. И вот, наконец, ее виноградник. ЦАРЬ ждет ее. Радостный крик СУЛАМИФЬ. ОНА бросается к нему, обвивает его со стоном от счастья.)


картина пятая


СОЛОМОН: О, ты прекрасна! Ты прекрасна!


СУЛАМИФЬ: Как ты прекрасен! Как ты прекрасен!


( ОНИ сливаются в долгом поцелуе.)


СУЛАМИФЬ(едва шепчет): Ложе у нас-зелень, кедры — потолок над нами...Ласкай меня, целуй меня, мой милый. Ласки твои пьянят как вино...


Появляются ТАНЦОРЫ и под лирическую мелодию исполняют танец любви. Танец первой брачной ночи. После танца на сцене СОЛОМОН и его СУЛАМИФЬ.


СУЛАМИФЬ(счастливо): Братья велели стеречь виноградник...а своего виноградника я и не уберегла.


СОЛОМОН: Ты жалеешь об этом?


СУЛАМИФЬ: О,нет, царь мой, возлюбленный мой. Я не жалею.


СОЛОМОН: Скажи мне, ты знала ли, кто я ?


СУЛАМИФЬ: Я и теперь не знаю этого. Я думала не Гор ли ты, сын Осириса, или какой иной Бог?


СОЛОМОН: Я не бог, Суламифь. Я-царь. Я только царь, моя милая. Но вот на этом месте я целую твою руку и клянусь тебе, что еще никогда: ни в пору первых любовных томлений юности, ни в дни моей славы, не горело мое сердце таким неутомимым желанием, которое будит во мне только одна твоя улыбка, одно только прикосновение твоих волос, один изгиб твоих пурпуровых губ!..


(И сливаются чувства в поэтический дуэт.)


СОЛОМОН: Ты лобзай, лобзай меня лобзаньем

Уст своих! И слаще, чем вино,

Твои ласки, полные желанья,

Что испить мне нынче суждено.


СУЛАМИФЬ: Твоё имя - как святое мирро

От благоухания мастей,

Потому девицы всего мира

Тебя любят. Так идём скорей.

За тобой пойду в твои чертоги,

И тебя восторженно любя,

Буду целовать твои я ноги

И Любовью напою тебя.

Ой, вы дщери Иерусалима!

Да черна я, но на зависть вам,

Как шатры Кидара я красива

И светла, как Соломонов храм.

Не смотрите, что смугла я кожей:

Виноградники я стерегла,

Солнце обожгло меня и всё же -

Своего сберечь я не смогла.

Ты скажи, ответь мне, мой любимый,

Где пасёшь ты тучные стада?

Отдыхаешь где, жарой томимый?

Ни к чему скитаться мне тогда.


СОЛОМОН: Ежели ты этого не знаешь,

Возле стад друзей моих блуждаешь,

По следам иди овечьих стад,

Близ шатров паси своих козлят.

Страстной, норовистой кобылице

В золочёной царской колеснице

Нынче уподобил я тебя,

Женщина любимая моя.

Пышут под подвесками ланиты,

Шея ожерельями покрыта:

Золото смешаем с серебром

И Любовь друг в друге обретём».


СУЛАМИФЬ: Царь покуда занят был застольем,

Нард мой источился благовоньем.

Мой любимый, будто бы елей,

Пребывает у моих грудей.

В час ночной, прохладный мой любимый,

Жаждою любовною томимый,

Словно вьюн цветущий под Луной

Проникает в виноградник мой.


СОЛОМОН: Ты прекрасна, о моя царица!

Твои очи как у голубицы».


СУЛАМИФЬ: Мой любимый, ни к чему слова!

Наше ложе — мягкая трава,

Наши стены — кедры, в темной выси

Кровом нам послужат кипарисы.

РАССКАЗЧИК: Время прекращает свое течение и смыкается над ними солнечным кругом. Ложе их-зелень, кровля — кедры, стены — кипарисы. И знамя над их шатром — любовь.


Виноградник превращается во дворец. СЛУГИ переодевают СУЛАМИФЬ. И вот она — почти царица.


картина шестая


СОЛОМОН: Кто это, блистающая как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце. О, Суламифь, красота твоя грознее, чем военные полки с распущенными знаменами! Сколько жен я знал, сколько наложниц и девиц без числа, но единственная — ты, прекрасная моя! Увидят тебя царицы и превознесут, и поклонятся тебе наложницы, и восхвалят тебя все женщины на земле. О, Суламифь, тот день, когда ты сделаешься моей женой и царицей, будет самым счастливым для моего сердца!


СУЛАМИФЬ: Я хочу быть только твоей рабою, Соломон.


РАССКАЗЧИК: Семь дней прошло с того утра, когда вступила Суламифь в царский дворец. Семь дней она и царь наслаждались любовью и не могли насытиться ею. Семь дней прошло с той поры, когда Соломон — поэт, мудрец и царь привел в свои покои бедную девушку, встреченную им в винограднике на рассвете. Семь дней наслаждался он ее любовью и не мог насытиться ею. И великая радость освещала его лицо, точно золотое солнечное светило. Стояли светлые, темные, лунные ночи — сладкие ночи любви!


Музыка. Там же.


СУЛАМИФЬ: Скажи мне, мой царь, не удивительно ли, что я полюбила тебя так внезапно? Я теперь припоминаю все, и мне кажется, что я стала принадлежать тебе с самого первого мгновения, когда не успела еще увидеть тебя, а только услышала твой голос. Сердце мое затрепетало и раскрылось навстречу тебе, как раскрывается цветок во время летней ночи от южного ветра. Чем ты так пленил меня, мой возлюбленный?


СОЛОМОН: Тысячи женщин до тебя задавали своим милым этот вопрос, и сотни веков после тебя они будут спрашивать об этом своих любимых. Три вещи есть в мире непонятные для меня и четвертую я не постигаю: путь орла в небе, змеи на скале, корабля среди моря и путь мужчины к сердцу женщины.


СУЛАМИФЬ: Да, может быть, и правда, что человек никогда не поймет этого. Мне кажется, что тебя должны любить все: и женщины, и мужчины, и звери, и даже цветы. Как можно любить кого-нибудь другого, кроме тебя?


СОЛОМОН: И кроме тебя, моя Суламифь!


СУЛАМИФЬ: Я помню, ты положил руку сверх моей. Огонь пробежал по моим жилам, голова закружилась. Я сказала себе: «Вот кто господин мой, вот кто царь мой, возлюбленный мой!»

СОЛОМОН: Я помню, как ты обернулась на мой зов. Под тонким платьем я увидел твое тело, твое прекрасное тело, которое я люблю как Бога. Я люблю его...

Прекрасна ты, милая, словно столица

И хороша, как Иерусалим.

Ты лучшая из кобылиц в колеснице

И образ твой яркий ни с чем не сравним.

Глаза твои сразу меня покорили.

Щеки твои — недозревший гранат.

Волосы бурным потоком накрыли.

С них сдернуть фату буду я рад.

Много цариц и наложниц было,

Без счета девушек разных, прекрасных.

Ты всех их затмила, словно светило.

И я утонул в глазах твоих ясных.


СУЛАМИФЬ: Да, ты знал жен и девиц без числа. И мне стыдно становится, когда я подумаю о себе, простой, неученной девушке и о моем бедном теле, опаленным солнцем.


СОЛОМОН: Ты-царица, Суламифь! Ты родилась настоящей царицей, ты смела и щедра в любви. Я нашел тебя, подобно тому, как ныряльщик в персидском заливе заполняет множество корзин пустыми раковинами, прежде чем достанет с морского дна ту жемчужину, что достойна царской короны. Дитя мое, тысячи раз может любить человек, но только один раз он любит. Тысячи людей думают, что они любят, но только двум из них посылает Бог любовь. И я благодарю господа за его милость ко мне.


СУЛАМИФЬ(меняет тему): Я знаю, что тебя любили все женщины, потому что тебя нельзя не любить. Говорят, сама царица Савская приходила к тебе из своей страны. Говорят, она была мудрее и прекраснее всех женщин, когда-либо бывших на земле. Точно во сне я вспоминаю ее караван. Не знаю почему, но с самого раннего детства влекло меня к колесницам знатных. Мне тогда было, может быть семь, может быть, восемь лет. Я помню верблюдов с золотой сбруей, покрытых пурпурными попонами, помню мулов с золотыми бубенчиками между ушами, помню смешных обезьян в серебряных клетках и чудесных павлинов. Множество слуг шло в белых и голубых одеждах; они вели ручных тигров и барсов на красных лентах. Мне было тогда только восемь лет.


СОЛОМОН(с грусть): О, дитя! Тебе тогда было только восемь лет.


СУЛАМИФЬ: Ты любил ее больше, чем меня? Расскажи мне что-нибудь о ней.


(Музыка. Возможно, во время монолога на площадке танцовщица танцует некий восточный танец.)


СОЛОМОН(вспоминая): Наслышавшись о мудрости и красоте израильского царя, она прибыла ко мне с богатыми дарами, желая испытать мою мудрость и покорить мое сердце. Это была пышная сороколетняя женщина, которая уже начала увядать. Но волшебными средствами она достигла того, что ее рыхлое тело казалось стройным и гибким, а лицо ее носило печать страшной, нечеловеческой красоты. Но мудрость ее была обыкновенной, человеческой. Мелочной мудростью женщины. Желая испытать меня загадками, она сначала послала пятьдесят юношей и пятьдесят девушек в самом нежном возрасте. Даже самый зоркий глаз не распознал бы их пола в хитроумных одинаковых одеждах. «Я назову тебя мудрым,- сказала мне Балкис,- если ты скажешь, кто из них женщина, а кто мужчина». Тогда я приказал каждому и каждой подать тазы и кувшины для умывания. В то время, когда мальчики смело брызгались в воде руками и бросали ее горстями в свои лица, крепко вытирая кожу, девочки поступали так, как всегда делают женщины. Они нежно и заботливо натирали водою каждую из рук, близко поднося ее к глазам.


СУЛАМИФЬ: Как просто!


СОЛОМОН: Затем она прислала мне большой алмаз величиной с лесной орех. В этом камне была тонкая, весьма извилистая трещина, которая узким сложным ходом проходила насквозь через все его тело. Нужно было продеть сквозь этот алмаз шелковинку. Я подумал и впустил в отверстие шелковичного червя, который прошел наружу и оставил за собой следом тончайшую шелковую паутинку.


СУЛАМИФЬ(восторгаясь): Как это просто!


СОЛОМОН: Так же прислала мне Балкис кубок из резного сардоникса, великолепной художественной работы. «Этот кубок будет твоим,- повелела она передать,- если ты его наполнишь влагою, взятой не с земли, не с неба.» И я наполнил кубок пеною падавшей с тела утомленного коня. Еще много загадок предлагала царица, но не смогла унизить меня и даже всеми тайнами ночного сладострастия не сумела сохранить моей любви.


СУЛАМИФЬ: Говорят, что ты жестоко и обидно насмеялся над нею?


СОЛОМОН(продолжая вспоминать): Всем было известно, что царица Савская никому не показывала своих ног. Даже в часы любовных ласк держала она свои ноги плотно закрытыми одеждой. И тогда я повелел устроить в одном из покоев прозрачный хрустальный пол с пустым пространством под ним. И когда туда налили воды и пустили живых рыб, ни один не предупрежденный человек ни зач то не заметил бы стекла и был бы уверен, что перед ним бассейн с чистой водой. И вот, я пригласил царственную гостью на свидание, и, когда она дошла до коварного бассейна, то, сделав шаг вперед, вскрикнула и...


СУЛАМИФЬ: Она нагнулась и подобрала платье?


СОЛОМОН: Да, она поступила так, как поступила бы каждая из женщин. Она подняла кверху край своего платья, и тогда все увидели, что у прекрасной Савской царицы Балкис-Македы ноги кривые и обросшие густыми волосами. На другой же день она собралась в путь, даже не простившись со мной. Я не хотел ее обидеть. Я послал вслед гонца с пучком редкой горной травы — лучшим средством для уничтожения волос на теле. Но она вернула назад голову моего гонца в мешке из дорогой багряницы...


РАССКАЗЧИК: Многое рассказывал Соломон своей возлюбленной из своей жизни, чего не знал никто из других людей. Жадно внимала ему Суламифь, и когда он замолкал, тогда среди тишины ночи смыкались их губы, сплетались руки, прикасались груди...


(Музыка. Танец любящих.)


СОЛОМОН: В сандалиях ноги малы,

Увиты изящным узором,

А вот... управляющий взором

Твой стан, дуги бедер круглы.


Пупочек, что чаша златая,

Щербетом до края налита...

Животик - колосья от жита,

Колышется, негой играя...


А груди, что два олененка,

А шейка, что башня из кости

Слоновой и манящей в гости,

Сосочки - глаза у ягненка!


О, как ты прекрасна, Любовь!

Ты чудо! Ты - дочь наслаждений.

Твой стан это пальма влечений,

А груди... а взгляд твой, а бровь...


На пальму же я заберусь,

Чтоб видеть, как вьется лоза!

Дыханье... свежей, чем гроза!

За гроздья плодов ухвачусь!


Вот небо твое, что вино,

Текущее к милому вечно,

И тающее... бесконечно

В глазах и улыбке его.


СУЛАМИФЬ: Желанному отдана я! -

Пойдем, в шалашах заночуем,

Мой милый, давай запируем,

А утром умчимся в поля...


Проверим, поспели ли лозы.

Раскрылись бутоны ль в лугах,

Цветут ли гранаты в садах,

Пасутся ли белые козы...


Я ласкам продлиться велю.

У врат наших много плодов,

Что я собирала с садов,

Чтоб знал ты о том, как люблю!


конец I действия


Действие второе


картина седьмая


Меняется характер музыки. Звучат тревожные, зловещие, таинственные ноты. АКТЕРЫ превращают сцену в новое место действия: Храм Изиды. Выходит ЖРЕЦ и обращается с возвышения алтаря к народу.


ЖРЕЦ: Пребывайте в мире, сыновья мои и дочери. Усовершенствуйтесь в подвигах. Прославляйте имя богини. Благословение ее над вами да прибудет во веки веков.


I АКТЕР: Сегодня был седьмой день египетского месяца Фаменота, посвященного мистериям Осириса и Изиды. С вечера торжественная процессия трижды обходила вокруг храма со светильниками, пальмовыми листьями, с таинственными символами Богов и со священным изображением Фаллоса.


( Танцоры танцуют перед царицей Астис, зажигаются светильники, лампады и синим дымом наполняется храм.)


II АКТЕР: Мальчики в белых одеждах разносили на серебряных подносах мясо, хлеб, сухие плоды и вино. Другие раздавали из сосудов напиток, который давали перед казнью преступникам для возбуждения мужества, но который обладал свойством порождать и поддерживать в людях огонь священного безумия.


III АКТЕР: В давние времена храм Осириса и Изиды отличался небольшими размерами и беднотой. Но в дни царствования Соломона, взявшего под свое покровительство все религии, кроме тех, которые допускали жертвоприношение детей, и, благодаря, усердию царицы Астис, родом египтянки, храм разросся и украсился богатыми приношениями.


IV АКТЕР: Царица Астис возлежала в маленьком потаенном покое. С тех пор как Соломон охладел к ней, утомленный ее необузданной чувственностью, Астис с пылом южного сладострастия и со всей ярость. оскорбленной женской ревности, предавалась тайным оргиям и извращенной похоти, которые входили в высший культ скопческого служения Изиде.


V АКТЕР: Она везде показывалась окруженная жрецами-кастратами и, даже теперь, они впивались в царицу безумно-блаженными глазами. Ноздри их расширялись и трепетали от аромата ее тела. Их чрезмерная, никогда не удовлетворяющаяся страсть, изнуряла их воображение до крайних пределов. Их изобретательность в наслаждениях переступала все человеческие возможности. И, ревнуя царицу друг к другу, ко всем женщинам, мужчинам и детям, ревнуя даже к ней самой, они поклонялись ей больше, чем Изиде, и, любя, ненавидели ее, как бесконечный огненный источник сладостных и жестоких страданий.


VI АКТЕР: Темные, злые, страшные слухи ходили о царице в Иерусалиме. Родители красивых мальчиков и девушек прятали детей от ее взгляда; ее имя боялись произносить на супружеском ложе, как знак осквернения. Но волнующее, опьяняющее любопытство влекло к ней души и отдавало во власть ее тела. Те, кто испытал хоть однажды ее свирепые кровавые ласки, те уже не могли ее забыть никогда и делались навеки ее жалкими, отвергнутыми рабами. Готовые ради нового обладания ею на всякий грех, на всякое унижение и преступление, они становились похожими на тех несчастных, которые попробовав однажды горькое ласковое питье, уже никогда не отстанут от него и только ему одному поклоняются, пока истощение и безумие не прервут их жизни.


VII АКТЕР: Только одного израильского царя любила всем сердцем отвергнутая царица, жестокая и сладострастная Астис. Соломон оказывал ей почтительность как царице и дочери царя, но душа его была мертва для нее. И давно уже ее пламенная любовь так тесно срослась со жгучей ненависть., что сама Астис не умела отличить их.


АСТИС(резко): Выйдите все! Пусть придет Элиава, начальник царской стражи Соломона. Пусть он придет один. (Все покидают сцену. Выходит ЭЛИАВ.) Расскажи мне, Элиав, все, что знаешь о царе и об этой девчонке из виноградника.


ЭЛИАВ: О, как ты его любишь, царица!


АСТИС: Говори...


ЭЛИАВ: Что я могу тебе рассказать, царица? Сердце мое разрывается от ревности.


АСТИС: Говори!


ЭЛИАВ: Никого еще не любил царь как ее. Он не расстается с ней ни на миг. Глаза его сияют счастьем. Он расточает вокруг себя милости и дары. Он как раб лежит около ее ног и как собака не спускает с нее глаз своих...


АСТИС: Говори!


ЭЛИАВ: О, ты терзаешь меня, царица! И она...она-вся любовь, вся нежность и ласка! Она кротка и стыдлива, она ничего не видит и не знает, кроме своей любви. Она не возбуждает ни в ком ни злобы, ни ревности, ни зависти...


АСТИС: Говори!..


Музыка тамтамов. На сцену выходят участники кульминации действа. Один из них ТАНЦОР, танец которого должен выражать это вакханальное состояние жертвы.


I АКТЕР: А в это время в алтаре носились жрецы в священном исступлении. Некоторые из них стегали себя многохвостыми плетками из кожи носорога, другие наносили себе короткими ножами в грудь длинные кровавые раны, третьи пальцами разрывали себе рты, надрывали себе уши и царапали лица ногтями.


II АКТЕР: В середине этого бешеного хоровода, у самых ног богини, кружился на одном месте с непостижимой быстротой отшельник с гор Ливана в бесснежной развевающейся одежде.


III АКТЕР: Один верховный жрец оставался неподвижным. В руке он держал священный жертвенный нож из эфиопской стали.


ВСЕ(хором): Фаллос! Фаллос! Фаллос!


IV АКТЕР: Где твой Фаллос, о, светлый бог! Приди, оплодотвори богиню. Грудь ее томится от желания! Чрево ее как пустыня в жаркие летние месяцы!


V АКТЕР: И вот страшный, безумный, пронзительный крик на мгновение заглушил весь хор. Жрецы быстро расступились, и все бывшие в храме увидели ливанского отшельника, совершенно обнаженного, ужасного своим высоким, костлявым, желтым телом. Верховный жрец протянул ему нож.


VI АКТЕР: Стало невыносимо тихо в храме...


VII АКТЕР: И отшельник, быстро нагнувшись, сделал какое-то движение, выпрямился и с воплем боли и восторга вдруг бросил к ногам богини бесформенный кровавый кусок мяса.


VI АКТЕР: Вслед за этим его положили на носилки и унесли из алтаря. Жрец вышел их храма. Он ударил деревянным молотком в громадный медный круг, возвещая всему миру о том, что свершилась великая тайна оплодотворения богини Изиды. И высокий поющий звук меди понесся над Иерусалимом.

Удар гонга. Тишина. Все уходят. АСТИС и ЭЛИАВ.


АСТИС: Элиав, ты хочешь, я сделаю тебя царем Иудеи и Израиля? Хочешь быть властелином над всей Сирией и Месопотамией, над Финикией и Вавилоном?


ЭЛИАВ: Нет, царица, я хочу только тебя...


АСТИС: Да, ты будешь моим властелином. Все мои ночи будут принадлежать тебе. Каждое мое слово, каждый мой взгляд, каждое дыхание будет твоим. Ты знаешь пропуск. Ты пойдешь сегодня во дворец и убьешь их. Ты убьешь их обоих! Ты убьешь их обоих! (Целует ЭЛИАВА.) Иди!


ЭЛИАВ: Я иду. (Покорно уходит.)


Гонг. Музыка. Меняется место действия. Покои ЦАРЯ.


картина восьмая


РАССКАЗЧИК: И была седьмая ночь великой любви Соломона. Странно тихи и глубоко нежны были в эту ночь ласки царя и Суламифь. Точно какая-то задумчивая печаль, осторожная стыдливость, отдельное предчувствие окутывало легкой тенью их слова, поцелуи и объятья.


СУЛАМИФЬ: Как называется эта звезда?


СОЛОМОН: Эта звезда Сандит. Это священная звезда. Древние говорят, что души всех людей живут на ней после смерти тела.


СУЛАМИФЬ: Ты веришь этому? Может быть, мы увидимся там с тобою после того как умрем? Ответь мне.


СОЛОМОН: Жизнь человеческая коротка, но время бесконечно, и вещество бессмертно. Человек умирает и утучняет гниением своего тела землю, земля вскрамливает колос, колос приносит зерно, человек поглощает хлеб и питает им своего тело. Проходят тьмы и тьмы веков, все в мире повторяется: повторяются люди, звери, камни, растения. Во многообразном круговороте времени и вещества повторяемся и мы с тобою, моя возлюбленная. Это так же верно, как и то, что если мы с тобой наполним большой мешок морским гравием и бросим в него всего лишь один драгоценный сапфир, то, вытаскивая много раз из мешка, ты все-таки рано или поздно извлечешь и драгоценность. Мы с тобою встретимся, Суламифь, и мы не узнаем друг друга, но с тоскою и восторгом будут стремиться наши сердца навстречу, потому что мы уже встречались с тобою, моя кроткая, моя прекрасная Суламифь, но мы не помним этого...


СУЛАМИФЬ: Нет, царь, нет! Я помню. Когда ты стоял под окном моего дома и звал меня: «Прекрасная моя, выйди. Волосы мои полны ночной росою!» - я узнала тебя, я вспомнила тебя и радость и страх овладели моим сердцем. Скажи мне, мой царь, скажи, Соломон: вот если завтра я умру, будешь ли ты вспоминать свою смуглую, бедную девушку из виноградника, свою Суламифь?


СОЛОМОН: Не говори так, не говори никогда... Не говори так, о, Суламифь! Ты избрана Богом, ты настоящая, ты царица души моей... Смерть не коснется тебя... (Раздается медный звук гонга.) Это в Храме Изиды окончилось торжество.


СУЛАМИФЬ: Мне страшно, прекрасный мой! Темный ужас проник в мою душу... Я не хочу смерти... Я еще не успела насладиться твоими объятиями...Обойми меня...Прижми меня к себе крепче... Положи меня, как печать, на сердце твоем, как печать на мышце твоей...


СОЛОМОН(обнимая ее): Не бойся смерти, Суламифь! Ты также сильна, как и смерть, любовь...Отгони грустные мысли...Хочешь, я расскажу тебе о войнах Давида, о пирах и охотах фараонов? Хочешь ты услышать одну из тех сказок, которые складываются в стране Офир? Хочешь я расскажу тебе о чудесах...


СУЛАМИФЬ(перебивая): Да, мой царь. Ты сам знаешь, что, когда я слушаю тебя, сердце мое растет от радости, но я хочу попросить тебя о чем-то...


СОЛОМОН: О, Суламифь, все, что хочешь! Попроси! Попроси у меня мою жизнь — я с восторгом отдам ее тебе. Я буду только жалеть, что слишком малой ценой заплатил за твою любовь.


СУЛАМИФЬ: Прошу тебя, когда наступит утро, пойдем вместе туда... на виноградник...Туда, где зелень и кипарисы и кедры; где около каменной стены ты взял руками мою душу. Прошу тебя об этом, мой любимый...Там снова окажу я тебе ласки мои...

(Губы тянутся к губам, тело к телу. Мелодию обрывает медный звук. СУЛАМИФЬ испуганно вздрагивает.)


СОЛОМОН: Что с тобой, дитя мое? Что испугало тебя?


СУЛАМИФЬ: Подожди, мой милый...Сюда идут... Да, я слышу шаги...


СОЛОМОН: Кто там?


( Входит ЭЛИАВ, в руке короткий меч. Резкий удар и СУЛАМИФЬ падает на пол. ЭЛИАВ атакует СОЛОМОНА, но под его взглядом опускает оружие.)

СОЛОМОН: Кто принудил тебя? Кто?


ЭЛИАВ: Царица Астис...


СОЛОМОН: Выйди...Скажи страже, чтоб она стерегла тебя.


( СОЛОМОН опускается к телу СУЛАМИФЬ. Приподнимает ее.)


СУЛАМИФЬ: Я хочу пить...(СОЛОМОН подает ей воду.) Благодарю тебя, мой царь, за все: за твою любовь, за твою красоту, за твою мудрость, к которой ты позволил прильнуть устами, как к сладкому источнику. Дай мне поцеловать твои руки, не отнимай их от моего рта до тех пор, пока последнее дыхание не отлетит от меня. Благодарю тебя, царь мой, мой возлюбленный, мой прекрасный. Вспоминай изредка о твоей рабе, о твоей Суламифь.


СОЛОМОН(сдерживаясь): До тех пор, пока люди будут любить друг друга, пока красота души и тела будет лучшей и самой сладкой мечтой в мире, до тех пор клянусь тебе, Суламифь, имя твое во многие века будет произносится с умилением и благодарностью...


РАССКАЗЧИК: К утру Суламифь не стало.


СОЛОМОН: Ванея! (Входит Ванея.) Ты пойдешь и убьешь Элиава.


ВАНЕЯ: Царь, Элиав — мой внук!


СОЛОМОН: Ты слышал меня, Ванея?


ВАНЕЯ: Царь, прости меня, не угрожай мне своим гневом, прикажи это сделать кому-нибудь другому. Я стар, смерть моя близка, я не смею взять на свою душу этого преступления.


СОЛОМОН: Однако, когда я поручил тебе умертвить моего брата Адонию, разве ты ослушался меня, Ванея?


ВАНЕЯ: Прости меня! Пощади меня, царь!


СОЛОМОН: Подними лицо твое.(ВАНЕЯ послушно встает.) Царицу Астис я не хочу предавать смерти. Пусть она живет, как хочет, и умирает, где хочет. Но никогда она не увидит более моего лица. Снарядить караван и отправить царицу Астис обратно в Египет. Иди, исполни волю волю царя Соломона! (ВАНЕЯ уходит. ЦАРЬ один у тела СУЛАМИФЬ.)


РАССКАЗЧИК: И оставшись один, лицом к лицу с телом Суламифь, он долго глядел на ее прекрасные черты. Лицо ее было бело, и никогда оно не было так красиво при ее жизни. Полуоткрытые губы, которые всего час тому назад целовал Соломон, улыбались загадочно и блаженно, и зубы, еще влажные, чуть-чуть поблескивали из под них. (Обращается к СОЛОМОНУ.) Что нам делать с телом этой женщины? Теперь суббота.


СОЛОМОН: Много лет тому назад скончался мой отец и лежал на песке, и уже начал быстро разлагаться. Собаки, привлеченные запахом падали, уже бродили с горящими от голода и жадностью глазами и, как теперь, спросил меня первосвященник...


РАССКАЗЧИК: Вот лежит отец, собаки могут растерзать его труп... Что нам делать? Почтить ли память царя Давида и осквернить субботу или соблюсти субботу, но оставить труп твоего отца на съедение собакам?


СОЛОМОН: И я ответил: «Оставить. Живая собака лучше мертвого льва.» Я хочу остаться один! «Положи меня...как печать на сердце твоем, как перстень на руке твоей, потому что крепка как смерть любовь и жестока как ад ревность: стрелы ее — стрелы огненные».


РАССКАЗЧИК: И весь день, до первых вечерних теней, оставался царь один со своими мыслями, и никто не осмелился войти в громадную пустую залу.


I АКТЕР: Так посетила царя Соломона- величайшего из царей и мудрейшего из мудрецов- его первая и последняя любовь.


II АКТЕР: Много веков прошло с той поры. Были царства и цари, и от них не осталось следа, как от ветра, пробежавшего над пустыней.


III АКТЕР: Были длинные беспощадные войны, после которых имена полководцев сияли в веках, точно кровавые звезды.


IV АКТЕР: Но время стерло даже саму память о них.


V АКТЕР: Любовь же бедной девушки из виноградника и великого царя никогда не пройдет и не забудется.


VI АКТЕР: Потому, что крепка, как смерть, любовь.


VII АКТЕР: Потому, что каждая женщина, которая любит — царица! Потому что любовь — прекрасна!


(Музыка. Все собираются в центре. Все, и зрители, внимают.)


РАССКАЗЧИК: Слова Проповедующего в собрании, сына Давидова,

царя в Иерусалиме:

Суета сует,-сказал Проповедующий,- суета сует:

все суета.

Всякому свой час, и время всякому делу под небесами:

Время родиться и время умирать,

Время насаждать и время вырывать насажденья,

Время убивать и время исцелять,

Время разрушать и время строить,

Время плакать и время смеяться,

Время рыданью и время пляске,

Время разбрасывать камни и время складывать камни.

Время обнимать и время избегать объятий,

Время отыскивать и время дать потеряться,

Время хранить и время тратить,

Время рвать и время сшивать,

Время молчать и время говорить,

Время любить и время ненавидеть,

Время войне и время миру.

Что пользы творящему в том, над чем он трудится?

Я понял задачу, которую дал Бог решать сынам человека:

Все Он сделал прекрасным в свой срок,

Я узнал: все, что Бог творит,- это будет вовек:

Нельзя ничего прибавить, и нельзя ничего отнять.

Лучше бедный мальчик, но умный, чем царь престарелый,

но глупый.

Видел я, как все живое, все, что движется под солнцем,-

Вместе с мальчиком, с тем другим, кто займет его место:

Нет конца народу, всем, кто был поначалу!

Но не радуются ему те, кто будет позже,-

Ибо это тоже суета и пустое томление.

«Суета сует,-сказал Проповедовавший в собрании,-

все суета.»


конец


Автор инсценировки: Синин Юрий Евгеньевич ( псевдоним Георгий Тинской) Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, ул. Курчатова, д. 26, кв. 65, тел. (3473) 24-64-68, 8-962-5237955.

Сведения об авторе: ^ Синин Юрий Евгеньевич, 1951 года рождения, образование высшее. В 1973 году окончил актерский факультет театрального училища им.Щепкина; в 1983 году окончил режиссерское отделение Алма-Атинского театрального института. В качестве актера работал в Красноярском ТЮЗе, Государственном театре для детей и юношества Казахстана. Ставил спектакли в театрах Алма-Аты, Караганды, Кокчетава, Брянска, Нальчика, Мичуринска.

В должности главного режиссера работал: в Театре для детей и юношества г. Темиртау (Казахстан), Димитровградском театре драмы, Сарапульском драматическом театре. С 2006 года главный режиссер театра-студии «Бенефис» г. Стерлитамак. Основная творческая деятельность прошла в молодежных театрах. Отдает предпочтение классическому репертуару,поэтическому театру. Поставил более 60 спектаклей, среди них такие как «Маленькие трагедии» А. Пушкина, «Маскарад» М. Лермонтова, «Вишневый сад» А. Чехова, «Без вины виноватые», «Лес», «Таланты и поклонники» А. Островского, «Золушка» Е. Шварца, «Чемодан чепухи или быстро хорошо не бывает» Л. Петрушевской, «Ларчик» И. Крылова. Часто в своих работах является автором поэтических текстов, инсценировщиком литературных произведений, сценографом спектаклей.

Синин Ю. Е. является активным членом еврейской общины города Стерлитамака. В 2006 году по собственной инсценировке поставил в театре-студии «Бенефис» спектакль-концерт «Шалом!» по монологам Шолом-Алейхема. В 2007 году спектакль стал дипломантом IX Международного фестиваля театрального мастерства «Блуждающие звезды» в г. Киев, в 2008 году — дипломантом III Международного театрального фестиваля «Открытое пространство театров «из ничего» в г. Санкт- Петербург. Синин Ю. Е. являлся автором сценария и режиссером-постановщиком вечера еврейской поэзии, фестиваля еврейской культуры «Свет Хануки», проходившими в Стерлитамаке; автором сценария и ведущим церемонии открытия фестиваля израильского кино в Уфе; соавтором сценария и ведущим Дней еврейской культуры в Республике Башкортостан.

provodit-nabor-na-kurs-podgotovki-somele-restorana-vinnogo-oficianta-menedzhera-vinotorgovoj-kompanii-konsultanta-vinnogo-butika.html
provodit-xii-mezhdunarodnaya-nauchnaya-konferenciya-posvyashennaya-pamyati-generalnogo-konstruktora-raketno-kosmicheskih-sistem-akademika-m-f-reshetneva-kuchastiyu-v-xii-stranica-2.html
provoditsya-obshij-konkurs-po-fakultetu-matematika.html
provoditsya-proverka-sostoyaniya-obshezhitij-informacionnoe-agentstvo-novosti-volgogradaru-11022011.html
provoditsya-vserossijskaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-sovremennie-kommunikativnie-tehnologii-v-yazikovom-obrazovanii-v-zaochnoj-forme-s-izdaniem-sbornika-materialov.html
provodniki-v-elektricheskom-pole-konspekt-sostavlen-na-osnove-kursa-lekcij-chitaemogo-avtorom-v-techenie-ryada-let.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rol-rukovoditelya-v-sisteme-trudovih-otnoshenij-v-planiruemom-godu-godovoj-plan-gou-centr-razvitiya-rebenka-detskij.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/praktikum-po-geshtaltterapii-peterburg-stranica-4.html
  • credit.bystrickaya.ru/odnokristalnie-mikroprocessornie-ustrojstva-arhitektura-i-vidi-mikroevm-i-mikrokontrollerov.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tehnika-fizicheskih-uprazhnenij-ponyatiya-tehnika-standartnaya-etalon-tehnika-tipovaya-i-personalnaya-individualizaciya-tehniki-chasti-tehniki.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yurij-surenovich-saakov-stranica-10.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/postanovleniya-visshih-sudebnih-instancij-rabochaya-programma-disciplini-opd-f-15-ekologicheskoe-pravo-dlya-specialnosti.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dopolnitelnaya-literatura-plani-seminarskih-zanyatij-dlya-studentov-neistoricheskih-specialnostej-oglavlenie.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/istoriya-moskovskogo-metropolitena.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-specificheskih-harakteristikah-logiko-metodologicheskogo-issledovaniya-nauki.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/postanovleni-e-stranica-9.html
  • uchit.bystrickaya.ru/spravochnik-prakticheskogo-psihologa-i-g-malkina-pih-tehniki-geshtalta-i-kognitivnoj-terapii.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-seminarskim-zanyatiyam-uchebno-metodicheskij-kompleks-stavropol-2011-nauchnij-redaktor-doktor.html
  • bukva.bystrickaya.ru/o-boevih-konyah-les-essais.html
  • testyi.bystrickaya.ru/9-otryadnij-ogonyok-v-lagere-1-vidi-detskogo-otdiha-harakteristika-detskih-ozdorovitelnih-uchrezhdenij.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konkursi-too-sazankurak.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-12-moralno-eticheskie-i-pravovie-aspekti-ahmedov-t-n-a-95-gipnoz-novejshij-spravochnik.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-materiali-rider-dlya-studentov-zaochnoj-formi-obucheniya-na-baze-srednego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • education.bystrickaya.ru/22-rinochnaya-kapitalizaciya-emitenta-i-kratkie-svedeniya-o-licah-vhodyashih-v-sostav-organov-upravleniya-emitenta.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poryadok-vipolneniya-raboti-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-integrirovannie-sistemi-v-finansovo-ekonomicheskih.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/goldshmidt-i-haksli-konceptualnie-i-eksperimentalnie-paralleli.html
  • desk.bystrickaya.ru/otchet-oprovedenii-respublikanskogo-konkursa-planeta-otkritij-festival-pedagogicheskih-idej.html
  • spur.bystrickaya.ru/lagernie-zanyatiya-mihail-mihajlovich-ferin-rodilsya-v-1956-godu-v-gorode-tule-v-seme-voennosluzhashego-zatem-zhil.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiz-slozhnih-elektricheskih-cepej-postoyannogo-toka-i-odnofaznogo-peremennogo-toka.html
  • spur.bystrickaya.ru/kruglij-stol-vodnie-biologicheskie-resursi-perspektivnoe-sire-dlya-pishevoj-i-morskoj-biotehnologii.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yazikovaya-trudnost-sistemnij-leksikograficheskij-i-metodicheskij-aspekti-na-materiale-russkogo-yazika.html
  • control.bystrickaya.ru/celi-programmi-provedeniya-administrativnoj-reformi-v-subekte-rossijskoj-federacii-na-dostizhenie-kotorih-napravlena-realizaciya-proekta-naimenovanie-celi-programmi.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-chem-slozhnost-vzaimootnoshenij-bazarova-i-odincovoj-po-romanu-i-a-turgeneva-otci-i-deti-vromane-otci-i-deti-1862-i-s-turgenev-pokazal-novoe-obshestve.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-3-posvyashena-agregirovanie-modelej-analiza-nadezhnosti-i-bezopasnosti-tehnicheskih-sistem-slozhnoj-strukturi.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/yuj-tajshan-kitajskij-institut-obshestvennih-nauk-nauchno-issledovatelskij-institut-istorii.html
  • shkola.bystrickaya.ru/sergej-trofimovich-alekseev-stranica-22.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/yason.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/poryadok-provedeniya-aukciona-instrukciya-uchastnikam-razmesheniya-zakaza-3-obshie-polozheniya-3.html
  • report.bystrickaya.ru/izuchenie-kachestva-atmosfernogo-vozduha-v-g-volzhske-vvozdushnij-bassejn-gorodov-postupayut-tisyachi-tonn-zagryaznyayushih-veshestv-kotorie-okazivayut-neblagopriyatnoe-vli.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zakonodatelnih-aktov-ugolovnogo-prava.html
  • testyi.bystrickaya.ru/59-vivodi-po-rezultatam-finansovogo-analiza-kuba-sahar.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.